Выберите язык: Russian English German French Polish Chinese (Simplified)
Туроператор "Ваш отдых"
Организуем туры по Беларуси с 2004 года
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
Вы здесь: Главная » Статьи о Беларуси » О Великой Отечественной Войне » Контр-адмирал сорвавший планы Гудериана в районе Бреста
Девятка СБ вылетело на первое боевое задание

Контр-адмирал сорвавший планы Гудериана в районе Бреста

Десятая смешанная авиационная дивизия, прикрывающая в июне 1941 года район Бреста и Кобрина, где находился штаб 4-ой армии РККА и огромные окружные и армейские склады имела в своем составе четыре полноценных авиаполка. Самый обученный, 133-й истребительный полк базировался в Кобрине, это 40 километров восточнее от Бреста, там же находился и штаб авиационной дивизии. Два полка: 74-й штурмовой и 33-й истребительный — базировались в Пружанах примерно в 75 километрах от границы. Там в 1937 году французскими инженерами был построен аэродром, рассчитанный на развертывание авиационной учебной школы. Имелись даже легкие ангары для самолетов. Но рассредоточить почти сотню самолетов И-15, И-153, И-16, а также несколько новейших Ил-2 и Миг-1 на этом участке было невозможно.

Укрытия и ангары для самолетов были редкостью

Укрытия и ангары для самолетов были редкостью

Роковое решение погубившее штурмовой авиаполк

Незадолго до нападения 34 самолета И-15, которые числились как штурмовики, были переведены на полевой аэродром, возведенный военно-строительными частями в мае 1941 года. Тут имелись хорошие возможности для маскировки самолета, разбираемая взлетная полоса из металлических пластин, захваченная еще в 1939 году у Польши, и даже земляные укрытия для самолетов и горючего. Все было очень продумано, кроме одного. До государственной границы было не более шести километров, и самолеты попадали под обстрел даже дивизионных гаубиц вермахта, не говоря уже о более мощной артиллерии.

Этим и обусловливается то, что ни о каких штурмовках вражеских танков и пехоты утром 1941 года ничего не известно. Ведь от плотного артиллерийского огня не спасает ни одна маскировка. Истребители по мере возможности пытались штурмовать немецкие колонны, но специально обученные летчики в этих действиях не принимали участия. Личный состав штурмового полка уже в 5.30 погрузился на уцелевшие грузовики и, заехав в Пружаны, взял курс на Минск, причем спешили настолько сильно, что свою документацию и личные дела сдали на хранение в Пружанский военкомат, откуда они прямиком попали в руки гестапо.

Бомбардировщики находились в 200 километрах от границы

Бомбардировщики находились в 200 километрах от границы

Бомбардировщики под охраной моряков

Совсем по-другому действовал 39-й бомбардировочный полк, и для этого были объективные причины. И главная из них то, что аэродром Жабчицы, где базировались бомбардировщики СБ и Пе-2, находился в нескольких километрах от города Пинска, ныне третьего по величине города Брестчины, а тогда областного центра. В этом городе было свое партийное и военное начальство. А главным военным начальником города был контр-адмирал Дмитрий Рогачев, который не подчинялся ни командованию 4-й Армии, ни командующему Западного особого военного округа Дмитрию Павлову. Прямое его начальство находилось в Москве в Наркомате военно-морского флота во главе с энергичным наркомом Николаем Кузнецовым. Ведь Дмитрий Рогачев командовал Пинской военной флотилией, состоявшей из полсотни кораблей и катеров, имеющих как артиллерийское, так и зенитное вооружение.

Пинская флотилия - часть ВМФ в сердце БССР

Пинская флотилия — часть ВМФ в сердце БССР

А на аэродроме рядом с бомбардировщиками 39-го полка стояли штурмовики И-15, входящие в состав отдельной 46 авиаэскадрильи военной флотилии. Свои самолеты, а заодно и бомбардировщики 10-ой авиационной смешанной дивизии, прикрывало две батареи из состава зенитного дивизиона Пинской военной флотилии (одна батарея защищала штаб флотилии в Пинске). Как известно, нарком Кузнецов привел флоты и флотилии в боевую готовность уже к полуночи 21 июня.

Кстати, 21 июня 1941 года в Пинске тоже выступал столичный театр, как и в Бресте, но в 21.30 всех старших флотских офицеров, а также командира 39-го бап майора Захарычева вызвали из театра в штаб флотилии. Там было принято решение привести в боевую готовность расчеты ПВО.

И это пригодилось. Прилетевшие в 4.30 два десятка немецких бомбардировщиков вынуждены были отбомбиться по пинским болотам, пугая откормленных жаб и глуша рыбу.

Краснофлотцы смогли отбить первый налет на Пинск

Краснофлотцы смогли отбить первый налет на Пинск

Удачный вылет капитана Щербакова

Командующий флотилией выслал звено штурмовиков И-15 на разведку, и те доложили, что в 20 километрах южнее Бреста немецкие саперы активно наводят тяжелую переправу, подходящую для танков и тяжелых орудий. Контр-адмирал своим решением предлагает нанести бомбовый удар по обнаруженной переправе. На возражение майора Захарычева, что самолеты СБ без прикрытия истребителей очень уязвимы, Рогачев предложил связаться со штабом дивизии в Кобрине и запросить прикрытие, ссылаясь на свое приказание.

Девятка СБ вылетело на первое боевое задание

Девятка СБ вылетело на первое боевое задание

Со штабом 10-ой авиадивизии связаться удалось сразу же, и полковник Белов (командир дивизии) пообещал прикрытие из 6 истребителей 133-го истребительного полка, на подлете к Кобринскому району. Девятка самолетов под командованием капитана Щербакова, взяв нагрузку почти по тонне авиационных бомб каждый, взяла курс на Брест. Но истребители прикрытия так и не присоединились, именно в 7.20 утра, когда девятка СБ пролетала Кобрин, его старый и новый аэродромы подверглись бомбардировке тридцатью самолетами Хе-111.

Капитан Щербаков принял решение выполнить боевую задачу, и через 12 минут девять тонн авиабомб вывалилось на переправу. Как вспоминал Роберт Клишефич, командир роты обеспечения 159-го дорожно-строительного батальона: «Русские бомбардировщики появились неожиданно, на мосту в это время находилось два командирских танка, бронетранспортер и автоцистерна с топливом. Все это было уничтожено вместе с конструкциями моста. Меня охватил ужас от того, что на этой стороне реки осталась только горстка саперов и мои вооруженные лопатами и ломами дорожники. Ведь для возведения новой переправы требовалось не менее 8 часов, так как отсутствовали необходимые плавучие элементы….»

С этим словацким самолетом перепутали СБ капитана Щербакова

С этим словацким самолетом перепутали СБ капитана Щербакова

Но самое интересное в этой истории то, что в этот раз девятка бомбардировщиков возвратилась на родной аэродром без потерь. Позже, когда над Пинском 23 июня 1941 года возвращающийся с задания бомбардировщик капитана Букурадзе сбил штабной самолет, и в плен попал офицер 2-го армейского танкового полка связи, выяснилось, что этот случай наделал большой переполох в штабе Второй танковой группы. Было проведено расследование, которое выяснило, что и службы ПВО, и немецкие истребители почему-то приняли советские бомбардировщики за самолеты своих словацких союзников, которые действовали на этом направлении.

Но в результате бомбардировщики майора Захарычева сорвали переправу Второй Танковой группы на этом участке, и это замедлило пусть и не намного, наступление на Пинск и Мозырь. Сам полк майора Захарычева до 26 июля 1941 года действовал с Пинского аэродрома, а позже оставшиеся самолеты перелетели в Бобруйск. Так что были в самые первые часы войны и удачные действие советских бомбардировщиков. Не все их самолеты люфтваффе уничтожили на спящих аэродромах.

Читайте также

Смотрите также

Понравилась статья? Поделись ею со своими друзьями!

Share on vk
VK
Share on facebook
FB
Share on odnoklassniki
OK
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Праздничные сборные туры по Беларуси

23 февраля
Туры на 23 февраля
День России
Туры на День России
8 Марта
Туры на 8 марта
День победы
Туры на майские праздники
Октябрьская революция
Туры на ноябрьские праздники