Выберите язык: Russian English German French Polish Chinese (Simplified)
Туроператор "Ваш отдых"
Организуем туры по Беларуси с 2004 года
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
Вы здесь: Главная » Статьи о Беларуси » О Великой Отечественной Войне » Последний бой командира Черного корпуса
Танковая группа Гудериана рвалась к Москве

Последний бой командира Черного корпуса

В июне-июле 1941 года примеров героизма бойцов и командиров РККА было достаточно много, чего нельзя сказать о профессионализме высшего командного состава РККА и храбрости политработников уровня выше батальонного звена. Особенно на территории БССР, где положение складывалась и вовсе катастрофическое. Высший командный состав улепетывал со скоростью 60-70 километров в сутки, бросая неповрежденными объекты стратегического значения: мосты, переправы, железные дороги и крупные предприятия. А также гигантское количество неповрежденной, новенькой, часто в смазке, военной техники и тяжелого оружия.

Немцы в районе Жлобина

Немцы в районе Жлобина

Стремительное отступление РККА

О чем можно говорить, если 23 июня 1941 года немцы захватили целыми огромные окружные воинские склады в Кобрине, армейские склады 4-й Армии в Жабинке, окружную базу ГСМ в Оранчицах. Что характерно, интенданты не отпускали оружие, боеприпасы и ГСМ 22 июня отступающим красноармейцам, требуя распоряжение штаба округа. А уже 23 июня, бросив в полной сохранности вверенное имущество, эвакуировались на восток. В отличие от такой же ситуации в западных регионах Украины, здесь не нашлось ни одного смелого генерала, который бы приказал распечатать склады своим приказом, угрожая расстрелять работников тыла.

Этим и обосновано то, что на плечах бегущей 4-й Армии РККА, чьи бойцы без старших командиров достаточно неплохо оборонялись в Брестской крепости, немецкие войска к 28 июня оказались в 400 километрах от советско-немецкой границы. И очень быстро смогли бы взять два областных центра, Гомель и Могилев, если бы не стрелковый корпус, сформированный из уроженцев Пензы, Саратова и Нижнего Новгорода. 63-й стрелковый корпус на месте получил укомплектование бойцами с опытом боевых действий, призванных военкоматами Гомельской области и моряками Пинской военной флотилии.

Танковая группа Гудериана рвалась к Москве

Танковая группа Гудериана рвалась к Москве

Именно его описывал Виктор Суворов, в своей спорной книге, называя «черным корпусом» генерала Петровского. По версии неплохого аналитика и разведчика немцы прозвали этот корпус «черным» из-за того, что он яростно сражался, а его бойцы носили странную черную форму. Писателем было высказано предположение, что в 63-м стрелковом корпусе служили заключенные, и командир у них был из бывших репрессированных, которому не было присвоено звание генерала, и он носил петлицы с устаревшими знаками комкора.

Петровский против Гудериана

В этой истории, как и во всех книгах Суворова, правда наполовину с ложью ювелирно смешана. Но сейчас не об этом, корпус Петровского не только остановил продвижение механизированных войск на восток, но и заставил Гудериана почти неделю искать удобные переправы через Березину, дав возможность Генеральному штабу РККА перебросить резервы на смоленское направление. Затем бывший командующий Среднеазиатского округа, настолько обнаглел в хорошем смысле, что перешел в успешное контрнаступление, освободил два крупных города, Жлобин и Рогачев, и зарылся на этих направлениях в землю.

Главный успех генерала Леонида Петровского, что он в своих войсках не подавлял инициативу, не требовал решения задачи любой ценой. В обороне активно использовал саперов и инженерные заграждения. Не имея собственных танковых частей, генерал создал собственный механизированный отряд быстрого реагирования из пушечных бронеавтомобилей, конфискованных на складах Наркомата внутренних дел и тяжелых грузовиков со смонтированными на них полковыми пушками и минометами. В июле 1941 года в некоторые дни четверть всех немецких потерь приходилось на войска, действующие против корпуса генерал-лейтенанта Петровского в районе Жлобина и Рогачева.

Немцам доставались целыми стратегические железнодорожные мосты

Немцам доставались целыми стратегические железнодорожные мосты

Командир корпуса смог настолько образцово наладить службы тыла и резерва, что к 1 августа 1941 года после ожесточенных боев корпус продолжал радовать командование практически штатной численностью в 36000 бойцов и комплектом артиллерии и транспортных средств. Этот героический подвиг не очень подробно освещался, о нем не снимались фильмы и не сочинялись бравурные статьи. Вроде как успешное противостояние трех дивизий Красной армии против пяти, а затем и семи немецких дивизий было в 1941 году обычным делом.

Зачем фальсифицировали обстоятельства гибели комкора

Возможно, дело в личности самого генерала Петровского. Сын известного революционера и брат одного из лидеров Коминтерна просто обязан был попасть в жернова карательной машины. В мае 1938 года комкор Петровский был уволен с должности члена Военного Совета и заместителя командующего Московского военного округа. Его часто допрашивали, исключили из ВКП(б), но так и не арестовали. В 1940 году в обвинении было сказано, что Петровский был груб с подчиненными и продал по спекулятивной цене свой автомобиль, никаких политических статей ему не инкриминировали.

Генерал Петровский впервые создал серьезную проблему Гудериану

Генерал Петровский впервые создал серьезную проблему Гудериану

Виктор Суворов был в чем-то прав, что командир корпуса был штрафным, но в тюрьме, в отличие от Рокоссовского, он не сидел. Успешность его действий заключается и в знании театра военных действий. В Белорусском военном округе Леонид Петровский служил, будучи и командиром полка и командующим стрелковым корпусом в 20-30 годы. Но тема про успешные действия РККА в июле 1941 года в районе Жлобина и Рогачева еще ждет своих бесстрастных исследователей. Мы же остановимся на том: почему советская пропаганда неохотно говорила о генерале, который погиб, выводя свои войска из окружения.

Существуют несколько мемуаров о гибели Леонида Петровского, одна из них фигурирует в Википедии. Везде сказано, что, пробиваясь пешком вместе с бойцами, командир корпуса получил смертельное ранение и скончался на руках сослуживцев. При ближайшем рассмотрении все версии пересказывают донесения начальника политотдела 63-го стрелкового корпуса и второго секретаря Гомельского обкома КПБ. Но оказалось, к действительности они не имеют никакого отношения.

Разбитые немецкие БТР украшали поля Гомельщины

Разбитые немецкие БТР украшали поля Гомельщины

В 1949 году министр МГБ БССР Лаврентий Цанава дал поручение разыскать свидетелей гибели генерала Петровского. И выяснились поразительные вещи. 16 августа 1941 генерал готовил прорыв сводной группы штаба корпуса, части 154-й стрелковой дивизии и отдельного механизированного батальона из окружения в лесном массиве Жлобинского района. Причем, прорыв готовился не уставших и безоружных бойцов, а большой автоколонны, под прикрытием артиллерии и нескольких танков БТ-7М. Он должен был начаться в три часа ночи.

Но немецкое командование смогло через завербованных местных жителей и внедренной агентуры в штаб 154-й стрелковой дивизии разузнать планы командира корпуса и нанести упреждающий удар. Автомобильная колонна была рассеяна, а бойцы начали уходить на восток в пешем порядке.

Немецкий разведывательный патруль обнаружил в лесу легковую машину, откуда по ним был открыт пистолетный огонь. Немцы открыли ответную стрельбу. Подойдя к машине, они увидели мертвого старшего офицера РККА. Командир патруля взял его шинель, планшетку и доставил начальнику штаба 267-й пехотной дивизии оберст-лейтенанту (подполковнику) фон Троту. Обнаружив на шинели петлицы генерал-лейтенанта, немецкая комиссия во главе с полковником Хэкером, командиром 487-го пехотного полка выехала в указанное место. Там они обнаружили труп со знаками различия генерал-лейтенанта РККА и нашли в кармане удостоверение.

Попавший в плен начальник штаба корпуса Файгин опознал командира. На месте гибели отважного командира немецкий полковник Хэкер приказал установить большой деревянный крест с надписью: «Здесь покоится командир корпуса генерал Леонид Петровский». Так что правда, немцы на самом деле установили памятник Петровскому, как писал Виктор Суворов.

В 1944 году сразу после освобождения группа армейских особистов и врачей вскрыла могилу и перенесла прах генерала в братскую могилу в деревне Старая Рудня. При эсгумации тела выяснилось, что Петровский, не желая попасть в плен врагу, последним патроном выстрелил себе в висок.

Непонятно одно, зачем требовалось это скрывать, рассказывать о том, что бойцы несли раненого генерала на руках десятки километров? Ведь в смерти Петровского, принявшего последний бой в одиночку в лесу, ничего постыдного не было. Может оттого, что с ним не находились те, кто был обязан быть рядом с командующим.

В Беларуси помнят генерала Петровского

В Беларуси помнят генерала Петровского

Это еще один пример, что ссылки на любые донесения в 1941 году не являются доказательством настоящей картины событий тех дней, которые подлежат еще осознанному исследованию. А генерала Петровского помнят в Беларуси, и его именем названа улица в Жлобине, хотя эта фигура достойна гораздо большего.

Смотрите также

Понравилась статья? Поделись ею со своими друзьями!

Share on vk
VK
Share on facebook
FB
Share on odnoklassniki
OK
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Праздничные сборные туры по Беларуси

23 февраля
Туры на 23 февраля
День России
Туры на День России
8 Марта
Туры на 8 марта
День победы
Туры на майские праздники
Октябрьская революция
Туры на ноябрьские праздники