Выберите язык: Russian English German French Polish Chinese (Simplified)
Туроператор "Ваш отдых"
Организуем туры по Беларуси с 2004 года
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
Вы здесь: Главная » Статьи о Беларуси » О Великой Отечественной Войне » Уцелевшие стратегические мосты капитана Костицина
Даже стратегические мосты оставались целыми

Уцелевшие стратегические мосты капитана Костицина

Когда читаешь мемуары тех, кто оказался 22 июня 1941 года в Бресте, удивляет одна деталь.

Почему-то все вырвавшиеся из города группы военных, включая даже крупные формирования с танками и артиллерией (а таких было минимум не менее трех),стремились не занять оборону рядом с городом, в том числе и в окружавших Брест крепостных сооружениях, а двигались в направлении к Жабинке.

Даже стратегические мосты оставались целыми

Даже стратегические мосты оставались целыми

Пункт сбора — Жабинка

Сейчас это город-спутник Бреста, а тогда крупная узловая станция с армейскими складами, несколькими сотнями загруженных вагонов и не прикрытая с воздуха даже счетверенными зенитными пулеметными установками территория. Поблизости с Жабинкой находился только что построенный командный пункт 28-го стрелкового корпуса и базировался корпусной батальон связи.

Сюда же ближе к вечеру и прибыл отряд майора Алексея Кузнецова. Здесь его ожидал «сюрприз» в виде лейтенанта ГБ, который абсолютно серьезным тоном объявил об отстранении командира 17-го пограничного отряда НКВД от должности, согласно распоряжению заместителя наркома НКВД от 20 июня 1941 года. Майора обвиняли в том числе и в распространении панических слухов о начале войны.

Свидетель тех событий, начальник оперативного отделения штаба корпуса майор Евгений Синковский вспоминал, что первоначально уставшие люди замерли от такого абсурда, а потом гневно зашумели. И не избежать лейтенанту из органов физических увечий, если бы полковник Лукин (начальник штаба 28 стрелкового корпуса), будучи свидетелем разговора, не увел сотрудника ГБ в штаб. В распоряжении заместителя наркома кроме Кузнецова во всех грехах обвинялся и комиссар отряда Ильин. Пока еще не отставленный командир отряда принимает решение: отправить в Кобрин с ранеными и частью отряда батальонного комиссара Ильина для выяснения ситуации. С ними же и уезжает единственный врач объединенного отряда, начальник медслужбы 132-го конвойного батальона НКВД Михаил Манин.

Конвойные войска НКВД оснащались снайперскими винтовками

Конвойные войска НКВД оснащались снайперскими винтовками

Стратегический мост на главном направлении

Сам Кузнецов во главе хорошо вооруженной группы принимает на себя охрану штаба корпуса и охрану стратегического моста через Мухавец. Мухавец в районе Жабинки — это достаточно широкая река с активным судоходством и топкими болотистыми берегами. Магистральный автомобильный мост был построен еще поляками в 1932 году, а уже 1940 году специальное строительное управление НКВД БССР его расширило и укрепило. Основное требование к мосту — грузоподъемность не менее 60 тонн, что позволяло через него переправлять самые тяжелые танки, находящиеся на вооружении РККА.

Сам мост находился на автодороге Брест-Минск. Дорога была с улучшенным покрытием и, еще при буржуазной Польше, выложена специальной плиткой — трилинкой. Магистраль в Кобрине раздваивалась: Кобрин-Барановичи и Кобрин-Пинск. Это была главная и единственная транспортная артерия в этой местности, приспособленная для массового передвижения механизированных колонн. И находилась она между лесными массивами, отходящими от Беловежской пущи, и полесскими болотами. Контроль над дорогой и стратегическим мостом позволял очень сильно затормозить движение механизированных частей вермахта, к тому же железнодорожная насыпь в этих местах не позволяла перемещать по ней танки своим ходом.

Мост должен был выдерживать самые тяжелые танки

Мост должен был выдерживать самые тяжелые танки

Капитан ГБ и уцелевшие мосты

Майор Кузнецов предложил организовать охрану стратегического моста и подготовить его ко взрыву. Даже удивительно, что взять мост под контроль и заминировать его первым предложил майор-пограничник, а не корпусные саперы, которые занимались в Жабинке отправкой на восток инженерного имущества. Уже в 2 часа ночи 23 июня 1941 года мост через Мухавец был заминирован, почти 50-ю килограммами взрывчатки, а его охрану несли усиленные совместные караулы пограничников и конвойных войск НКВД.

Через мост непрерывно двигались автомобильные и пешие колонны с беженцами. Перед мостом оперативно обустраивался укрепленный район силами двух саперных батальонов, подошедших из летних лагерей. В этом районе сформировалась достаточно мощная группа из частей 22-й танковой дивизии, 6-й и 42-й стрелковой дивизии с сотней танков Т-26. Артиллерийское прикрытие насчитывало почти 50 орудий дивизионной и противотанковой артиллерии.

Танк Т-26 основная машина в бою под Жабинкой

Танк Т-26 основная машина в бою под Жабинкой

Рядом со штабом размещался полевой склад, в котором в течение июня месяца было выгружено более 150 вагонов с боеприпасами. Генерал Гудериан, как специально, дал возможность генерал-майору Коробкову оборудовать новый рубеж.

А вот в охране моста произошли значительные изменения.

В четыре утра 23 июня 1941 года к мосту на двух грузовых автомобилях из Кобрина прибыл капитан ГБ Александр Костицин, командир 132-го конвойного батальона. Он привез приказ для майора Кузнецова, которому предписывалось сдать мост под охрану конвойщикам НКВД, прибывшим вместе с Костициным. Сам Кузнецов вместе с отрядом должен был выехать немедленно в Кобрин для охраны еще одного стратегического моста. Непонятно, для чего понадобилась такая рокировка? Но видимо у командования 4-й армии были свои резоны.

Интересная деталь: приехавший командир конвойного батальона носил форму со знаками различия государственной безопасности, что делало его более старшим по званию, чем майор-пограничник. Причем Кузнецов точно помнит, что еще в начале июня 1941 года Костицин носил одну шпалу капитана НКВД.

Советские танки оставались на поле боя

Советские танки оставались на поле боя

Уже в 5.30 утра 23 июня 1941года через мост пытались прорваться немецкие диверсанты на автоколонне, состоящей из советских автомобилей и танков. Причем караул из бойцов НКВД поначалу пропустил колонну диверсантов, и только дотошность командира танкового полка, который сосредотачивался возле моста, помогла обезвредить диверсантов и взять первых пленных в офицерских званиях. К сожалению, планируемая подвижная оборона в районе переправы, которую готовили начальник штаба Четвертой армии Сандалов, командир 28 -го стрелкового корпуса Попов и командир 22-й танковой дивизии Пуганов, была нарушена приказом штаба фронта нанести контрудар в район Бреста.

Поначалу войскам РККА, (в контрнаступлении в этом районе участвовало 70 танков, до полка пехоты и три артиллерийских дивизиона) удалось потеснить 17-й танковый разведывательный батальон. Враг отступил в район нынешнего аэропорта «Брест», но через полчаса появились пикирующие бомбардировщики, и после 20 минут бомбежки части РККА атаковали основные силы 17-ой танковой дивизии. Войска корпуса получили команду на отход. Красноармейцы и командиры, бросая артиллерийские орудия и оборудованные позиции, отступали по направлению к Кобрину. Генерал-майор Попов позже утверждал, что он никакой команды на отход не давал, а его попытки лично задержать колонны отступающих бойцов чуть не закончилось трагически.

Но самое загадочное, что стратегический мост, который заминировали, отбили от диверсантов, охраняемый 2-м взводом первой роты 132-го батальона конвойных войск НКВД — остался целым. А в 10 утра 23 июня 1941 года по нему начали выдвигаться 17-я и 18-я танковые дивизии вермахта, без всякой помехи со стороны Красной Армии. Можно только догадываться, какую роль сыграл в этом новоиспеченный капитан ГБ Александр Костицин, который уже в полдень начал охранять другой стратегический мост через Мухавец в Кобрине.

В это сложно поверить, но и он остался при отступлении неповрежденным. Но про забытую нынче оборону Кобрина в 1941 году мы еще поговорим в следующих статьях, как и о судьбе майора-штрафника Кузнецова и подозрительного капитана Костицина.

Читайте также

Смотрите также

Понравилась статья? Поделись ею со своими друзьями!

Share on vk
VK
Share on facebook
FB
Share on odnoklassniki
OK
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Праздничные сборные туры по Беларуси

23 февраля
Туры на 23 февраля
День России
Туры на День России
8 Марта
Туры на 8 марта
День победы
Туры на майские праздники
Октябрьская революция
Туры на ноябрьские праздники