Выберите язык: Russian English German French Polish Chinese (Simplified)
Туроператор "Ваш отдых"
Организуем туры по Беларуси с 2004 года
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
Вы здесь: Главная » Статьи о Беларуси » О Великой Отечественной Войне » Неизвестные герои подземных казематов Брестской крепости
К уборке в крепости немцы привлекали местное население

Неизвестные герои подземных казематов Брестской крепости

Несмотря на все усилия и особые полномочия брестским чекистам не удалось выявить данные о защитниках Брестской крепости, которые попали в плен 11 августа 1941 года. Только в письме гауптмана Хабера, попавшего в руки советских чекистов, говорилось, что в первой половине августа с помощью огнеметов удалось выкурить из подземных помещений центрального острова комиссара и семь бойцов, которые были в очень тяжелом состоянии.

Только с помощью огнеметов удалось зачистить очаги сопротивления

Только с помощью огнеметов удалось зачистить очаги сопротивления

Обожженные и несломленные под охраной полиции

Некоторая информация прояснилась при допросе бывшего командира взвода вспомогательной полиции Богдана Пилипука. По его показаниям во второй половине 11 августа 1941 года его вызвали в комендатуру, и офицер связи поручил ему взять шесть бойцов и организовать охрану отдельной палаты железнодорожной больницы. До приезда полицейских раненых с обожженными легкими охраняли четверо немецких военных в необычной камуфляжной форме. Все захваченные в плен были в тяжелом состоянии.

Из медицинского персонала к ним был допущен только главный врач больницы и немецкий врач. Полицейские видели, что им кололи для облегчения морфий и планировали даже отобрать дозу раненых себе, но побоялись немецкого врача. Троих бойцов в больнице не смогли спасти, а комиссара в звании старшего политрука и пятерых бойцов немцы отвезли в лагерь. В какой именно, Пилипук не знал.

Военврач Борис Маслов спасший сотни жизней и умерший в 1952 году в советском лагере.

Военврач Борис Маслов спасший сотни жизней и умерший в 1952 году в советском лагере.

Показной либерализм и панихида на больничном дворе

Эти же воспоминания перекликаются с более поздним свидетельством Юлиана Семенова, который незадолго до своей болезни заинтересовался темой Брестской крепости. В 1989 году в США он встретился с будущим бостонским епископом Митрофаном. Священник РПЦ в 1941 году служил настоятелем Свято-Николаевского Братского храма в Бресте и стал первым православным священником, возведенным в сан на оккупированных территориях БССР. Уже 23 июня 1941 года настоятель храма становится протоиреем, а в декабре 1941 года возглавляет брестскую епархию. В 1944 году Митрофан уходит с немцами, несмотря на свою постоянную помощь подполью.

В 1989 году он вспоминал, что в середине августа 1941 года к нему обратилась одна из прихожанок. Она работала санитаркой в железнодорожной больнице. Она попросила Митрофана провести обряд отпевания трем мученикам, которые умерли от полученных ожогов. Причем, немецкая администрация не возражала. По дороге женщина объяснила, что восемь человек немцы привезли из Брестской крепости. Главный среди них был комиссар с одной шпалой в уцелевшей петлице. Ей показалось, когда мимо неё проносили раненых, что комиссар был не русский, а кавказец или еврей. Могилу больные выкопали на территории больницы, гробы сбил один из жителей Граевки, тоже прихожанин церкви, по имени Леонид. Немецкий унтер-офицер и несколько полицейских присутствовали на панихиде.

К уборке в крепости немцы привлекали местное население

К уборке в крепости немцы привлекали местное население

Непонятно с чем был связан такой либерализм, возможно, политикой коменданта города, который хотел показать имперским властям, перед визитом Гитлера, безопасный для немцев город. Именно в этот короткий период, где-то до октября 1941 года немцы отпускали раненых из лазаретного лагеря пленных в Южных казармах Бреста, если местные жители давали свидетельство, что это их родственник. Сотни, если не тысячи бойцов и командиров, были спасены и стали в будущем основой партизанских отрядов.

Немцы надеялись на быструю военную кампанию и пытались таким образом создать безопасный тыл путем лояльности местного населения, как в большинстве европейских стран. В тот период врачам из лазаретного лагеря в Южных казармах разрешали даже провести разборы развалин окружного госпиталя с целью обнаружения там перевязочного материала, инструментов и лекарств. И благодаря тому, что бывший начальник окружного госпиталя военврач 2-го ранга Борис Маслов тоже находился в лазаретном лагере, военнопленные знали, где искать необходимое. И часть тяжелораненых удалось на тот момент спасти. Но позже все равно большинство из них погибло от холода и голода в зиму 1941-1942 годов, и они будут захоронены в глубоком рву сразу за территорией лазаретного лагеря.

Террор стал обычным делом

Террор стал обычным делом

К сожалению, эти захоронения, начиная с 1946 года, находятся на территории военного объекта, вначале советской, а затем и белорусской армии, полномасштабных раскопок в этом месте никогда не было. А ведь именно в этом лагере была практика, что металлическую половинку с кодом заключенного кидали в общую могилу вместе с умершим. Поэтому можно было провести в послевоенное время идентификацию погибших.

Митрофан вспоминал, что на панихиде были больные и персонал железнодорожной больницы. А тела неизвестных героев зарыли возле шелковицы, росшей в углу больничного двора. Позже священник поинтересовался у прихожанки, работавшей санитаркой в больнице, что с остальными бойцами и комиссаром. Но она ответила, что за ними, как только они немного ожили, приехала грузовая армейская машина с охраной и увезла их в неизвестном направлении.

Полицейские в Бресте в 1941 году состояли из украинских и русских националистов

Полицейские в Бресте в 1941 году состояли из украинских и русских националистов

Крепость продолжает огрызаться

Доводилось Митрофану отпевать и полицейских, которых застрелили в начале октября 1941 года в Брестской крепости. Четверо полицейских из состава городской полиции охраняли пленных и отряд рабочих-евреев, которые разбирали продовольственный склад на территории Кобринского укрепления. Немцы, начиная с конца июля, привлекали местное население и пленных к расчистке огромных складов провианта и имущества, расположенного в Брестской крепости, рассчитываясь за работы продуктами похуже, вроде гороховых концентратов, киселей и овощных консервов. В лагерь отправляли продукты, подпорченные огнем или из разорванной грязной упаковки.

В октябре пленные и еврейские рабочие разбирали сгоревший склад сахара, где испорченный продукт уходил в лагерь, а нормальный в немецкую комендатуру. Полицейские жгли костер, возле костра их и достала длинная пулеметная очередь. До прибытия немецкого усиленного патруля не выжил никто. Пленные разбежались, захватив оружие и амуницию, а еврейские рабочие остались ждать немецких властей, так как опасались за свои семьи. В октябре 1941 года страшного еврейского гетто еще в городе над Бугом не было. О том, что удивило брестских чекистов и кого из защитников крепости не пригласили на городской стадион в июне 1956 года в продолжении…

Читайте также

Смотрите также

Понравилась статья? Поделись ею со своими друзьями!

Share on vk
VK
Share on facebook
FB
Share on odnoklassniki
OK
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Праздничные сборные туры по Беларуси

23 февраля
Туры на 23 февраля
День России
Туры на День России
8 Марта
Туры на 8 марта
День победы
Туры на майские праздники
Октябрьская революция
Туры на ноябрьские праздники