Выберите язык: Russian English German French Polish Chinese (Simplified)
Туроператор "Ваш отдых"
Организуем туры по Беларуси с 2004 года
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
+7 495 108-64-63 Звонки
+375 33 6-680-680
Viber, WhatsApp, Telegram
Вы здесь: Главная » Статьи о Беларуси » О Великой Отечественной Войне » Беспощадные конвоиры Брестской крепости — 2 (Отчаянный бой у старинной тюрьмы)
Немцы не ожидали активного сопротивления

Беспощадные конвоиры Брестской крепости — 2 (Отчаянный бой у старинной тюрьмы)

Тюрьма Бригитка, которая волей своего расположения стала одним из первых очагов сопротивления в Брестской Крепости, объект, заслуживающий, чтобы его подробно описали. Построена она была в 1623 году как монастырь монашеского ордена бригиток, но после разрушения средневекового Бреста перестроена для нужд крепости.

Старинный монастырь переделанный в тюрьму

Старинный монастырь переделанный в тюрьму

Дзержинский и Бандера сидели в карцерах брестской Бригитки

Русские военные инженеры оценили и качество постройки и толстые метровые стены: все монастыри старинного города несли и дополнительную оборонительную функцию. В корпусах в два и три этажа был обустроен арсенал и казармы, комплекс получил название Бригитские казармы. Во время антироссийского восстания Кастуся Калиновского 1863-1864 бывший монастырь был переделан в военно-исправительную тюрьму. В монастыре была развитая подземная часть, которая позволила оборудовать почти восемьдесят карцеров с трудными условиями содержания.

Позже тюрьму переделали в пересыльную. В неё попадали политические преступники и рецидивисты, отсылаемые в Сибирь. Здесь трижды сидел и шляхтич из-под Минска Феликс Дзержинский, чей портрет до сих пор украшает многие кабинеты силовых структур как Беларуси, так и Российской Федерации.

Создатель спецслужб СССР сидел в Бригитской тюрьме

Создатель спецслужб СССР сидел в Бригитской тюрьме

Во времена второй Речи Посполитой поляки здесь содержали самых опасных украинских националистов, включая Степана Бандеру. Перед взятием Бреста Гудерианом в 1939 году польские судебные власти выпустили из крепостной тюрьмы всех политических преступников, в то же время уголовников, которые размещались в новой городской тюрьме в самом центре Бреста, передали немецким властям. А те в свою очередь сдали преступников двух десятков национальностей советским военным властям.

Но тюрьма Бригитка недолго пустовала. Уже к концу сентября она начала заполняться польскими полицейскими, жандармами и бывшими тюремными надзирателями. Сюда же посадили и быстро пойманных лидеров украинских националистов. К 22 июня 1941 года во втором корпусе тюрьмы №23, именно так стала называть Бригитка, могло находится от 700 до 1000 заключенных, осужденных по тяжелым статьям за антисоветскую деятельность.

В Бригитке сидели бойцы Армии Краевой

В Бригитке сидели бойцы Армии Краевой

Последняя осада бывшего монастыря

В июне 1941 года в тюрьме ожидал расстрела будущий первый католический кардинал независимой Беларуси Казимир Свентак, один из основателей «Лиги украинских фашистов» Петр Кожевников и руководитель Брестского районного подпольного комитета Армии Краевой Станислав Лисецкий. Именно эти люди оставили свои воспоминания, и из их слов мы можем реконструировать события, происходившие ранним утром 22 июня 1941 года в районе старинного монастыря, превращенного в тюрьму.

Судя по всему, из всех тюрем, находившихся под ударом в первые часы войны, персонал следственной тюрьмы Брестского областного управления НКВД действовал наиболее профессионально. Поначалу никто не мог ничего понять, и следователь МГБ, производивший ночной допрос Кожевникова, выбежал в коридор, оставив обвиняемого одного в кабинете. Но потом пришел невозмутимый надзиратель и увел его в камеру, несмотря на близкие разрывы и активную стрельбу.

Немцы не ожидали активного сопротивления

Немцы не ожидали активного сопротивления

Ночью в тюрьме оставалось примерно два десятка человек тюремного персонала и следователей, а также шестнадцать человек конвойного караула. Кроме пистолетов и винтовок, на всех имелось три ручных пулемета и снайперская винтовка. В первые часы боевых действий начали действовать особые инструкции НКВД, и на помощь уже осаждённой тюрьме пришел дежурный взвод, находящийся в полной боевой готовности на случай непредвиденных обстоятельств. Возглавивший подкрепление политрук Владимир Бродяной не дошел до тюрьмы, а был контужен в районе Бригитского моста, и взвод возглавил заместитель командира.

Ручные пулеметы НКВД не дали захватить тюрьму сходу

Ручные пулеметы НКВД не дали захватить тюрьму сходу

Подкрепление прорвалось в тюрьму, где надежно укрылось за толстыми монастырскими стенами. На стороне защитников было и то, что немцы произвели высадку штурмовой группы с десантных лодок еще до открытия огня, и поэтому ни орудия крупного калибра, ни реактивные минометы не стреляли по району тюрьмы. Здесь использовались только ротные 50-мм минометы и 37-мм противотанковые орудия, которые были малоэффективны против метровых стен, сложенных из так называемого «шведского кирпича», который использовался при строительстве в начале 17 века основных каменных строений Бреста.

Легкая артиллерия вермахта была неэффективна

Легкая артиллерия вермахта была неэффективна

Одновременно перед начальником смены следственной тюрьмы стояла непростая задача: что делать с заключенными, которых было невозможно эвакуировать. Инструкции на этот счет не допускали дополнительных толкований. Поэтому решение ликвидировать как можно больше специального контингента не было садисткой прихотью брестских надзирателей, а всего лишь четкое выполнение инструкций, разработанных на такой случай в НКВД БССР.

Герои выполнявшие служебные инструкции

Сейчас сложно узнать, сколько брестских заключенных было расстреляно в первые часы войны. Например, Кожевников вспоминал о горах трупов, лежавших во дворе, а Казимир Свентак всего лишь о нескольких расстрелянных у стены, замеченных им, когда немцы выводили заключенных к себе в тыл. Но документально гитлеровцы засвидетельствовали освобождение около 300 заключенных, что составляло около трети от находившихся в следственной тюрьме до войны.

Надзорсоста НКВД действовал согласно инструкции

Надзорсоста НКВД действовал согласно инструкции

Бой за Бригитскую тюрьму продолжался около пяти часов: все это время немцы не могли захватить бывший монастырь. Именно оттуда и пошла известная байка, растиражированная начальником штаба немецкой Четвертой армии, что старую крепость отчаянно обороняли части ГПУ.
Из обороняющих тюрьму в крепости не выжил никто. Есть пара надзирателей, отсидевшаяся в глубоких подвалах, а потом попавшая в плен, но их показания сомнительны и фрагментарны. Бывший польский поручик Станислав Лисецкий вспоминал, что наиболее активный плотный огонь велся с 4.30. до 9.30, но потом немцы подтянули пару тяжелых пехотных орудий, и все быстро закончилось.

Возле тюрьмы немцы не дождались советских военнопленных

Возле тюрьмы немцы не дождались советских военнопленных

В середине июля несколько десятков горожан привлекали для уборки трупов, яму с большим трудом выдолбили прямо на бывшем монастырском дворе. Среди убитых было несколько десятков человек в форме НКВД и около сотни гражданских лиц. Немцы своих убитых к тому времени захоронили в Бресте, неподалеку от православной церкви, на том месте, где сейчас стоит памятник святому Афанасию Брестскому.

Память — секрет примирения

Факт остается фактом: никто из бойцов караула Бригитской тюрьмы и дежурного взвода не выжил. В экстремальной ситуации они не растерялись и оказали достойное сопротивление, в отличие от своих сослуживцев по батальону, о которых пойдет речь в третьей части. Интересна судьба Казимира Свентака, которого немцы в 1941 году спасли от расстрела, а уже 1944 году советские войска вытащили его из камеры смертников Брестской городской тюрьмы, куда его посадило гестапо. Советская власть отменила расстрельный приговор беспокойному ксендзу и направила его в сибирские лагеря на 10 лет.

Казимир Свентак - узник Бригиток, оставшийся в живых

Казимир Свентак — узник Бригиток, оставшийся в живых

Во время войны и в послевоенное время монастырь фрагментарно разбирали на стройматериалы, потом его развалины попали в пограничную зону, а после, в конце 50-х годов прошлого века, взорваны саперами. Никто здесь не производил ни раскопки, ни поиски захоронений из-за неоднозначности этой братской могилы, где одновременно лежат жертвы, палачи, но в тоже время защитники крепости и люди, справедливо приговорённые к расстрелу. И сейчас вместо полноценных раскопок, с целью установления истины, здесь сотрудниками Брестского УВД садится яблоневый сад. И по моему мнению, территория бывшей Бригитской тюрьмы, самое место для памятника как 132 отдельному конвойному батальону НКВД, так и жертвам репрессий, и они должны стоять рядом в едином комплексе. Это будет лучшим свидетельством того тяжелого времени, которое нельзя оценивать по единому шаблону. Ну а о том, как воевали другие группы 132 конвойного батальона НКВД и почему его командиры уже 23 июня 1941 года с утра писали докладные в здании НКВД БССР в Минске, мы поговорим в третьей части статьи.

Читайте также

Смотрите также

Понравилась статья? Поделись ею со своими друзьями!

Share on vk
VK
Share on facebook
FB
Share on odnoklassniki
OK
Share on twitter
Twitter
Share on telegram
Telegram
Share on whatsapp
WhatsApp
Share on skype
Skype
Share on email
Email

Праздничные сборные туры по Беларуси

23 февраля
Туры на 23 февраля
День России
Туры на День России
8 Марта
Туры на 8 марта
День победы
Туры на майские праздники
Октябрьская революция
Туры на ноябрьские праздники